Кенни Агостино: «Нижний Новгород очень радует дружелюбием!»

0 0

Кенни Агостино: «Нижний Новгород очень радует дружелюбием!»

Кенни Агостино: «Нижний Новгород очень радует дружелюбием!»

Нападающий Кенни Агостино в рамках стартового месяца Чемпионата КХЛ стал лучшим бомбардиром «Торпедо» и успел оформить хет-трик. О своей карьере за океаном, жизни в Нижнем Новгороде, образовании политолога и итальянских корнях Кенни рассказал в рамках развернутого интервью.

– Кенни, позади для вас первый месяц выступлений в новой лиге. Как идут ваши дела, и все ли соответствует ожиданиям, которые были до приезда?

– Да, в полной мере. Я счастлив быть здесь: в команде и в таком замечательном городе, как Нижний Новгород. Что касается уровня игры, он абсолютно соответствует тому, чего я ждал. В Северной Америке КХЛ известна как вторая сильнейшая лига мира. Здесь очень много мастеровитых игроков, известных по обе стороны океана. Бороться и стремиться побеждать способны как топ-клубы, так и команды, находящиеся внизу таблицы. Играть в таких условиях очень интересно.

– В рамках первого игрового месяца вы успели оформить хет-трик. Наверняка это придало дополнительную уверенность в своих силах, а также заполнило телефон сотнями поздравлений от друзей, родственников и болельщиков.

– Поздравлений было, действительно, много. Я являюсь счастливым человеком, потому что поддерживаю очень тесные отношения со своей семьей. Близкие всегда наблюдают за моими выступлениями, постоянно пишут мне. Само собой, поздравляли и на этот раз. Много сообщений было и от болельщиков. Конечно, такие события придают дополнительную уверенность. И я чувствую, что моя игра улучшается с каждым разом.

– Вы живете в Нижнем Новгороде с июля и сказали немало добрых слов о городе. Но наверняка на новом месте встречались и вещи, к которым трудно было привыкнуть. Что можете сказать о них?

– Россия вообще была для меня «чистым листом» до приезда сюда, и я не знал совершенно ничего ни о стране, ни о жизни здесь. Но, если говорить о повседневной жизни, я не скажу, что отличий прям много. Что искренне порадовало – так это дружелюбие местных людей. Я опасался того, как буду выстраивать коммуникации в новом городе, в новой языковой среде. Однако люди в Нижнем Новгороде очень доброжелательные и всегда готовы помочь. Это здорово.

– Не секрет, что для многих торпедовских иностранцев очень большую помощь в процессе адаптации оказывает Энди Миле. В ситуации с вами он тоже выступал в качестве «гида»?

– Помощь Энди очень важна для нас. Во-первых, он является лидером на льду и в раздевалке.  Он имеет богатый опыт и делится этим опытом с нами. Во-вторых, он отлично ориентируется в городе. Всегда подсказывает нам, куда можно пойти и что можно посмотреть. Энди одинаково легко общается как с иностранными, так и с российскими игроками и всегда помогает в коммуникациях. Помимо этого, у него отличный игровой интеллект, что приносит много пользы команде в игре.

– Как вы проводите свое свободное время здесь, в Нижнем Новгороде?

– Люблю сходить в кафе: съесть бургер и выпить чашечку кофе. Погулять по городу под музыку в наушниках, насладиться видами. Или просто посидеть дома, посмотрев приятный фильм по телевизору. Мне нравится проводить время примерно так.

– Знаю, что вы очень серьезно относитесь к вопросу изучения русского языка. Как далеко удалось продвинуться?

– Я беру часовые уроки русского языка, хоть их и трудно сочетать с нашим расписанием игр и переездов. Но все равно считаю это важным для себя. Я стараюсь изучать буквы, стараюсь больше разговаривать и тем самым тренировать себя.

– Приходилось ли сталкиваться в городе с курьезными ситуациями, связанными с недостаточным знанием языка?

– Это наверняка всегда забавно смотрится для русскоговорящих людей, с которыми я общаюсь. Ребят это очень веселит, но я все равно стараюсь. Как раз недавно пытался заказать кофе, но бариста не говорил по-английски. Пришлось применить навыки пантомимы и артистизм, чтобы добиться цели.

– России свойственны такие вещи, как большие расстояния и долгие перелеты…

– Это тоже совершенно новый опыт для меня. Долгие перелеты – то, к чему мне здесь предстояло привыкнуть. Особенно перелеты на Дальний Восток. Это очень непривычно. Сначала ты долго летишь, пытаешься спать в самолете. Потом приезжаешь на место, и у тебя день спутывается с ночью. Ты едешь на тренировку, а город спит. Время выезжать на игру, а у тебя семь утра. Чувствуешь себя сильно вымотанным и уставшим, это очень трудно физически и психологически. Но я не хочу сваливать на это результаты проведенных на Дальнем Востоке матчей. Эти факторы не снимают с нас ответственности. Мы обязаны были выглядеть лучше.

– Мы много говорим о нашем городе, но пока не слышали о вашем. Что можете рассказать о родном для вас Морристауне, расположенном в Нью-Джерси?

– Это прекрасный город для того, чтобы там родиться и жить. Хорошие школы и библиотеки, приятные места для отдыха, добрые люди, близость к Нью-Йорку и другим городам, которые можно посетить на выходных. Помимо этого, там отличная инфраструктура, которая позволяет заниматься различными видами спорта. Я провел счастливое детство в этом городе.

– Каким образом это счастливое детство привело вас в хоккей?

– Мои родители, хоть и умеют кататься на коньках, но никогда не играли в хоккей профессионально. При этом мой отец является большим фанатом спорта и пробовал заниматься очень многими видами. А также прививал эту любовь нам, своим детям: мне, старшей сестре и двум младшим братьям. Впервые я встал на коньки, когда мне было четыре года. Отец сразу увидел, что мне это пришлось по душе. В итоге и я, и мои братья поняли, что хоккей – это любовь на всю жизнь. А сестра и мама стали нашими главными болельщицами.

 – В юные годы вам успешно удавалось совмещать хоккей и образование. Вы являетесь выпускником престижного и известного на весь мир Йельского Университета. Какие знания удалось там почерпнуть и штамп о какой специальности получить в диплом?

– Моим основным предметом образования была политология. В школе она давалась весьма легко, а вот в Университете было уже намного сложнее. Правда, я не уверен, что готов в будущем работать в данной сфере и не могу сказать, что у меня к ней лежит душа. Слишком противоречивой она порой бывает. Да и в целом я пока не вижу себя где-либо, помимо хоккея. Во-первых, хотел бы играть как можно дольше. Во-вторых, даже после этого хотел бы оставаться вовлеченным в любимый вид спорта. Тем не менее, образование в любом случае является полезным бонусом в жизни для каждого.

– В Северной Америке у вас получилась очень интересная карьера. Вы стали лучшим сначала в студенческом хоккее, а затем повторили успех в АХЛ. Также играли и отмечались голами и передачами в НХЛ. Какие из достижений считаете для себя самыми яркими на данный момент?

– Возможно, мой ответ и удивит, но самыми яркими на данный момент эмоциями обернулась для меня победа в национальном чемпионате за свой колледж. Это были очень счастливые хоккейные моменты. Когда ты играешь за свой колледж, ты очень близок со своими партнерами по команде, ведь они – твои давние друзья, которых ты знаешь много лет, и которые являются для тебя семьей. В этот момент ты играешь не за деньги и какие-то бонусы, ты играешь просто ради любви к хоккею. Никто из нас на тот момент не думал, что мы способны выиграть. Но мы сделали это, одержав победу в окружении множества друзей и родственников на арене команды НХЛ. Это было незабываемо.

– Сразу после выпуска из Университета вы успешно дебютировали в НХЛ, и уже в 21 год играли и забивали за «Калгари». Как это было?

– Конечно, ощущения были фантастические. Каждый хоккеист мечтает сыграть в НХЛ. Получить шанс сделать это сразу после выпуска из школы – уникальный опыт, который я буду помнить всегда. Мой первый матч в НХЛ был сыгран в Калгари. Соперником был «Нэшвилл», и этот клуб вел вперед  Ши Уэбер, за игрой которого я в детстве наблюдал, открыв рот. «Красное море» из болельщиков на трибунах, среди которых были мои родители – это навсегда останется в памяти. Как и матч, в котором я забросил свою первую шайбу в НХЛ. Это было две недели спустя в игре против «Флориды». До сих пор перед глазами – тот момент, как шайба влетает в левый верхний угол ворот Роберта Луонго.

– Кого можете назвать главными звездами среди своих североамериканских одноклубников?

– Сложно выделить кого-то одного. Я играл в НХЛ в нескольких клубах, и везде было немало выдающихся хоккеистов. Но, наверное, назову Джо Торнтона, с которым в прошлом сезоне играл за «Торонто». Этот игрок – настоящая легенда, он выиграл в своей карьере все, что только можно выиграть в хоккейном мире. Находиться в одной команде с такими игроками – большая честь.

– В Северной Америке дела у вас шли очень неплохо. Отличная статистика в АХЛ, периодические вызовы в НХЛ и матчи в этой лиге. Какова была мотивация пойти на столь резкие перемены в жизни минувшим летом? Ведь можно было успешно продолжать в том же духе.

– Все верно, дела складывались достаточно неплохо. Однако я чувствовал, что в последние пару сезонов получал в НХЛ меньше шансов, чем хотел бы. В АХЛ все шло хорошо, но хотелось большего. А я не видел команд, которые это большее способны были бы предоставить. Поэтому я и решился на перемены. КХЛ – вторая по силе лига мира, следом за НХЛ. И я решил, что пришло время проявить себя на новом месте в рамках нового этапа.

– Как на данное решение отреагировали друзья и родственники, которые вряд ли знали многое о России и о том, как здесь все устроено?

– Для многих в Северной Америке Россия и правда является далекой и неизведанной. Не самыми большими были и мои познания. Но я провел ряд исследований, пообщался с ребятами, которые здесь играли, поговорил с тренерами. Принял решение попробовать и сейчас наслаждаюсь этим, как и моя семья. Они смотрят все матчи с моим участием, следят за каждой секундой, проведенной мной на льду. К тому же, время помогает это делать. Когда мы играем в 7 вечера, у родителей дома полдень, и они смотрят матчи во время обеда. Они сосредоточены как на моих успехах, так и на успехах команды. Ведь эти вещи являются неразрывными.

– Вы выглядите человеком, открытым для всего нового и легко адаптирующимся на новом месте, в новой стране. Можно ли это связать с интернациональными корнями вашей семьи? В частности, ваша фамилия звучит очень по-итальянски.

– Да, это на сто процентов так. Обе ветви моей семьи берут свои корни в Италии. Полтора столетия назад мои предки переехали в Нью-Йорк из Сицилии и Калабрии. В девятнадцатом веке многие это делали, открывая для себя новые возможности для жизни и работы. Увы, сейчас физически ничто не связывает меня с Италией. Да и вообще, европейская часть земного шара для меня пока является чем-то новым и неизведанным. Однако, выступая здесь, я уверен, что после сезона смогу побывать на земле предков.

– Раз уж мы заговорили о вашей фамилии, то не можем пройти мимо имени. Часто вам приходится слышать сравнения с Кенни из «Южного Парка»?

– Когда я был моложе, а «Южный Парк» – популярнее, эти шутки звучали на каждом шагу. Друзья встречали меня и постоянно спрашивали: «Кто убил Кенни» (как это было в мультфильме). Я привык и отношусь к этому с юмором.

– Любопытно, что перед сезоном вы просили, чтобы в КХЛ ваше имя писали именно как «Кенни», а не в полной версии «Кеннет»…

– Кеннет – мое полное имя, но никто и никогда меня так не называет. Разве что, моя мама, да и то – редко. Моего отца зовут Кен, а я – Кенни, как его младшая версия. Так все и прижилось.

– Важная часть образа любого хоккеиста – не только его имя и фамилия, но и игровой номер. Считаете ли свой особенным и счастливым?

– В колледже я играл под номером «18» и считал его для себя счастливым. Поскольку восемнадцатое января – день рождения моей мамы, а еще под восемнадцатым номером отец играл в бейсбол в школе. Но «11» – это мой самый первый номер из детского хоккея. Также под ним играл Марк Мессье в те времена, когда я был большим фанатом «Рейнджерс». И было приятно вернуться к истокам и к тому номеру, под которым я когда-то начинал играть 25 лет назад.

– В последнее время торпедовцев в хоккейном мире называют «Робин Гудами», которые отнимают очки у лидеров и теряют их в матчах с соперниками, которые команде «по зубам». Когда, наконец, мы избавимся от этого прозвища и обретем стабильность, которую так ждут болельщики?

– У нас очень хорошая команда, и мы знаем, как нужно действовать на ледовой площадке. Мы обыгрываем лидеров, значит, умеем играть в хоккей. И мы не можем себе позволять выглядеть с менее рейтинговыми соперниками так, словно у нас закончился бензин. Нужно быть собранными и сфокусированными, с первых секунд ловить эмоции и энергетику, как это было в Новосибирске. Сделаем все возможное, чтобы так было уже в ближайших домашних матчах!  

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

девять − 1 =